Письмо: рассказывать моей семье о моем ВИЧ-статусе

Всем, кто живет с ВИЧ,

Меня зовут Джошуа, и у меня был диагноз ВИЧ 5 июня 2012 года. Я помню, как сидел в кабинете врача в тот день, тупо уставившись на стену в виде множества людей. вопросов и эмоций пронеслись сквозь меня.

Мне не чужды проблемы со здоровьем, но ВИЧ был другим. Я пережил некротический фасциит и десятки госпитализаций из-за целлюлита, и все это не связано с моим ВИЧ-статусом. Моей величайшей опорой в борьбе за здоровье была моя семья. Но из-за бремени стыда, которое, как я чувствовал, пришло с этим диагнозом, мне было сложнее обратиться к моей семье за ​​поддержкой.

С моей точки зрения, мой диагноз был вызван не просто несчастными обстоятельствами. Я чувствовал, что это было из-за выбора, который я сделал. Я решил не использовать презерватив и иметь несколько половых партнеров, не думая о возможных последствиях. Этот диагноз не повлияет на меня одного. Я подумала о том, как это повлияет на мою семью, и спросила, должна ли я им об этом рассказать.

Теперь я знаю, что многим людям трудно раскрыть свой ВИЧ-статус своей семье. Члены нашей семьи часто самые близкие нам люди. Это могут быть те, чье мнение мы склонны придерживаться более высокой ценности. Отказ от друга или потенциального любовника может причинить боль, но отказ от нашей собственной крови может быть чрезвычайно болезненным.

Уже может быть неудобно говорить с семьей о сексе вообще, не говоря уже о ВИЧ. Люди с нераскрытым ВИЧ часто задаются вопросом, будут ли наши семьи все еще любить нас. Эти заботы являются нормальными и справедливыми даже для тех, кто приезжает из стабильных домов. Мы хотим, чтобы наша семья гордилась, но выход ВИЧ-инфицированных не внесет золотой список наших семей в холодильник. Чувствительные темы, такие как сексуальность, семейные ценности и религиозные взгляды, могут еще больше усложнить ситуацию.

Сначала я изо всех сил старался отвлечься и действовать как можно более ?нормально?. Я пытался убедить себя, что я достаточно силен. Я мог собрать силы, чтобы сохранить свой новый секрет внутри и вне поля зрения. Мои родители уже достаточно пережили мои другие проблемы со здоровьем. Добавление еще одного бремени в смесь просто казалось неоправданным.

Это был мой менталитет до того момента, когда я прошел через парадную дверь дома моей семьи. Моя мама посмотрела мне в глаза. Она сразу могла сказать, что что-то серьезно не так. Моя мама могла видеть прямо сквозь меня так, как может видеть только мама.

Мой план вышел из окна. В тот момент я решил принять мою уязвимость, а не бежать от нее. Я плакал, и моя мать утешала меня. Мы поднялись наверх, и я поделился с ней тем, что стало теперь самой интимной деталью в моей жизни. У нее было много вопросов, на которые я не мог ответить. Мы оба застряли в смятении. Она подвергла сомнению мою сексуальную ориентацию, чего я не ожидал. В то время это было то, чего я не мог смириться с собой.

Рассказывать маме о моем ВИЧ-статусе было похоже на написание собственного смертного приговора. Было так много неопределенностей и неизвестностей. Я знал, что не обязательно умру от самого вируса, но я не знал достаточно о ВИЧ, чтобы действительно предсказать, насколько изменится моя жизнь. Она утешала меня, и мы утешали друг друга, часами плача в объятиях друг друга, пока все наши слезы не истекли и не наступило истощение. Она заверила меня, что мы переживем это как семья. Она сказала, что они поддержат меня, несмотря ни на что.

Рано следующим утром я сказал отцу перед тем, как он пошел на работу на весь день. (Должен сказать, что новости разбудили кого-то больше, чем могла бы выпить любая чашка кофе). Он посмотрел на меня прямо в глаза, и мы соединились на глубоком уровне. Затем он крепко обнял меня, как я когда-либо чувствовал, чтобы он меня обнимал. Он заверил меня, что у меня тоже есть его поддержка. На следующий день я позвонил своему брату, врачу, специализирующемуся на внутренней медицине. Он помог мне объяснить, какими будут следующие шаги.

Мне очень повезло иметь такую ​​поддерживающую семью. Хотя мои родители не были наиболее осведомлены о ВИЧ, мы вместе узнали о вирусе и о том, как справляться с семьей.

Я понимаю, что не всем так повезло. У каждого опыт раскрытия своей семье будет другим. Там нет точно брошюры раскрытия ВИЧ-101, которую каждый получает со своим диагнозом. Это часть нашего путешествия, и нет точной дорожной карты.

Я не буду покрывать это сахаром: это страшный опыт. Если полученная вами реакция является положительной и благоприятной, это может помочь еще больше укрепить отношения с вашей семьей. Не у всех есть такой опыт, поэтому вам нужно сделать выбор, который вам подходит.

С моей точки зрения, вот несколько вещей, которые я предлагаю иметь в виду при рассмотрении вопроса о раскрытии своего ВИЧ-статуса:

Потратьте время, чтобы обдумать это, но не получите попробую представить худший вариант развития событий. Надейся на лучшее и готовься к худшему.

Помни, что ты все тот же человек, которым был до постановки диагноза. Нет причин для стыда или чувства вины.

Есть большая вероятность, что ваша семья будет задавать вопросы из соображений или просто из любопытства. Будьте готовы к ним, но знайте, что вам никогда не придется отвечать на любые вопросы, которые могут вызвать у вас дискомфорт. Нормально не иметь ответов на все их вопросы; это также ново для вас.

Если раскрытие информации вашей семье проходит достаточно хорошо и вы чувствуете себя комфортно, может оказаться полезным пригласить их на прием к следующему врачу. Это дает им возможность задавать вопросы. Вы также можете побудить их говорить с другими людьми, живущими с ВИЧ.

Знайте, что это эмоциональное путешествие для всех. Уважайте границы друг друга. Дайте друг другу время, чтобы разобраться, что это значит.

Я считаю, что люди обычно реагируют на энергию друг друга. Постарайтесь сохранять спокойствие и собранность, насколько это возможно, при этом позволяя себе чувствовать свои эмоции.

Разглашайте только в безопасной среде, где ваше физическое и личное благополучие защищены. Если вы беспокоитесь о своей безопасности, но все равно хотите рассказать об этом своей семье, рассмотрите общественное место или дом друга.

Раскрытие информации – это личный выбор. Вы никогда не должны чувствовать принуждение делать то, что вы не хотите делать. Только вы знаете, подходит ли вам раскрытие информации. Если вы все еще не уверены, что хотите связаться с ?другой семьей? – миллионами из нас, живущих с ВИЧ, – помните, что мы здесь, чтобы поддержать вас.

Раскрытие информации моей семье было честно одним из лучший выбор, который я когда-либо делал. С тех пор как я раскрыл свой статус, моя мама отправилась со мной в несколько ВИЧ-позитивных круизов, мой папа выступил с речью на работе и поделился своей историей в поддержку местной организации по борьбе со СПИДом, а несколько членов семьи и друзья семьи прошли тестирование, потому что они теперь образованные.

Кроме того, у меня есть кто-то, кому можно позвонить и поговорить о моих плохих днях и отпраздновать после каждого неопределяемого лабораторного результата. Одним из ключей к здоровой жизни с ВИЧ является наличие сильной системы поддержки. Для некоторых из нас это начинается с семьи.

Какова бы ни была реакция вашей семьи, знайте, что вы достойны и сильнее, чем вы могли себе представить.

Тепло,

Джошуа Миддлтон

Джошуа Миддлтон – международный активист и блогер, которому в июне 2012 года был поставлен диагноз ВИЧ. Он делится своей историей, чтобы помочь просвещать, поддерживать и предотвращать новые случаи заражения ВИЧ-инфекцией, предоставляя другим людям, живущим с этим вирусом, возможность полностью раскрыть свой потенциал. Он считает себя одним из миллионов людей, живущих с ВИЧ, и искренне верит, что люди, живущие с вирусом, могут изменить ситуацию, высказавшись и услышав свой голос. Его девиз – надежда, потому что надежда пережила его в самые трудные времена в его жизни. Он призывает всех глубже взглянуть на то, что может означать надежда в их жизни. Он пишет и управляет своим собственным блогом под названием PozitiveHope. В его блоге рассказывается о нескольких сообществах, которыми он увлечен, включая сообщества ВИЧ, ЛГБТКIA + и людей с психическими расстройствами. У него нет всех ответов, и он не хотел бы, но он любит делиться своим процессом обучения и роста с другими, чтобы, надеюсь, оказать положительное влияние на этот мир.

Оцените статью
Добавить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: